Z

X
Аукцион 85
Лот 61

Медальер Иван Васильев

Представленный на 67 аукционе рубль 1734 года (лот 45), интересен тем, что это единственная монета, авторство штемпеля которой можно с высокой достоверностью приписать Ивану Васильеву.

В отличие от более именитых коллег по медальерному цеху, о И.Васильеве известно довольно мало. В библиотеке фирмы «Монеты и Медали» нашлась статья известного советского исследователя М. Максимова об этом человеке.

Медальер Иван Васильев
М.Максимов. «Советский коллекционер» № 14
М: Издательство Связь, 1975, с. 145-149

Чеканка монет рублевого достоинства в 1734 г. — один из интереснейших эпизодов в русской нумизматике послепетровского периода. Все они, как мы это попытаемся доказать, должны быть отнесены к произведениям неизвестного доселе медальера Ивана Васильева, который создал на Московском монетном дворе почти столько же оригинальных типов монет, сколько осталось после работавших в 1730—1740 гг. в России иностранных медальеров (датчанина Шульца, швейцарца Гедлингера, австрийца Фукса и немца Лефкена).

В начале 1734 г. чеканка рублей производилась штемпелями 1733 г. в которых последняя цифра даты «3» перегравировывалась в «4». Факт знаменателен сам по себе, так как до этого подобная перегравировка отмечена лишь один раз — при Петре I, когда рубли в 1714 г. чеканились штемпелями 1713 г. с перегравированной в «4» цифрой «3».

Перегравировке подверглись штемпеля 1733 г. оборотных сторон двух разновидностей: обычной (со звездами) и с розетками (вместо звезд) в цепи ордена Андрея Первозванного.

Для лицевой стороны рублей были отобраны шесть изготовленных в 1733 г. штемпелей, причем только тех, на которых торс Анны заужен и локон парика «висит в воздухе», а не лежит на левом плече.

В серийную чеканку пошли три портретных штемпеля, которыми, как и в 1733 г., чеканились рубли, не представляющие ныне редкости. Один из них показан на рис. 1, где аб — выпуска 1733 г., ав — 1734 г. Остальными тремя портретными штемпелями было отчеканено чрезвычайно малое число рублей. В лучших каталогах русских монет они показаны как редкие, либо вовсе отсутствуют. Один из них показан на рис. 2.

Такой подбор штемпелей для чеканки рублей с перегравированной датой наталкивает на мысль о переменах, происшедших на монетном дворе в начале 1734 г., и дает основание предположить, что рассматриваемые штемпели резаны не главным медальером Шульцем, а другим мастером, специально подобравшим свои прошлогодние работы, в том числе и те, которые не были использованы в серийной чеканке.

Еще в 1732 г. руководитель Монетной канцелярии М. Г. Головкин писал: «от медальера Шульца плода ожидать нечего, ибо оный и сам состояния слабого и трудиться никогда не хочет, только что больше в пьянстве находится»1. В качестве иллюстрации к этим словам очень подходят два рублевика 1733 г. с широким торсом Анны и лежащим на плече левым локоном, которые имеют ошибки в надписи: «всероссикая» (рис. 3а) и перевернутая буква «в» в слове «всеросиская» (рис. 3б), независимо от того, резал ли эти штемпели сам Шульц, или допустил к чеканке изготовленные находившимися под его «смотрением» работниками. Кстати, эти монеты не упомянуты ни в одном каталоге. По-видимому, Шульц, в начале 1734 г. был отстранен от руководства штемпельным делом, хотя и получал свой оклад согласно контракту.

Чеканка рублей с перегравированной датой производилась в 1734 г. очень недолго (даже серийный рубль, показанный на рис. 1ав, практически довольно редок), лишь в период, когда новый медальер, заместивший Шульца, готовил новые штемпеля. Этот медальер, во всяком случае, не иностранец, иначе его назначение обязательно было бы отражено в документах монетного двора.

Сохранившийся от 1734 г. нумизматический материал позволяет проследить творческий путь нового медальера к созданию основного типа рублевой монеты. В середине 1734 г. на утверждение были представлены два новых штемпеля с портретом Анны в крупном плане (рис. 4а и 5а). Новизна следует из сообщения Головкина в Сенат от 17 июля 1734 г. о том, что слово «самодержица» на монетах стало воспроизводиться в сокращении: «самодерж», чтобы осталось больше места для лучшего «изъяснения короны, которая в свету быть могла, а над нею надписи б не было».

Среди монет, чеканенных двумя этими штемпелями лицевой стороны, известны очень редкие экземпляры, у которых оборотные стороны чеканены штемпелями с датой, разделенной короной (рис. 4ав и 5ав).

Из двух представленных на утверждение портретных штемпелей для серийной чеканки был принят один, воспроизведен на рис. 4а. Штемпель 5а был отклонен, по-видимому, потому, что несмотря на сокращение в надписи («самодерж.»), все же не было выполнено требование, чтобы корона «в свету быть могла».

Вскоре на серийной монете сделана попытка удвоить (доведя до 10) количество жемчужин в заколке парика царицы (рис. 6а). Это новшество не было принято, о чем свидетельствует отсутствие такой монеты в каталогах и в коллекциях. Затем, в два приема, был несколько уменьшен портрет Анны (рис. 6б и 6в).

На следующем этапе в штемпель лицевой стороны были внесены некоторые изменения в детали портрета. Монета стала менее рельефной, в надписи применен новый, мелкий шрифт (рис. 7)2. Тем же мелким шрифтом выполнены надписи на следующем рубле, имеющем на первой ленточке наплечника инициал «В» (рис. 8).

Этот же инициал «В» и в том же месте можно обнаружить на лицевой стороне монеты (рис. 9), где шрифт надписи несколько крупнее. Эта монета пошла в серийную чеканку, но уже без инициала (рис. 10). Она известна в двух вариантах: с тремя драгоценными камнями на платье и без них. Корона «в свету» из-за укрупненного шрифта вновь не получилась.

Кому же принадлежал инициал «В»? — Ответить на этот вопрос удалось после выявления двух списков. В направленной Монетной канцелярией в феврале 1735 г. в Сенат ведомости «О числе медальеров и учеников резного дела при Московском монетном дворе» содержится «реестр резного дела мастерам и ученикам»:

Медальер Шульц. При нам ученики: Лукьян Дмитриев, Иван Козьм им, Федор Никифоров.

У дела чеканов к серебряному делу при минцмейстере Рыбакове ученики: Василий Климов, Козьма Журавлев, Емельян Федоров.

При пробирном мастере Зайцове: мастер Иван Васильев; подмастерья Андреян Иванов, Ив. Суходолов.

У передела медных денежек и полушек при минцмейстере Мокееве ученики: Михайло Петухов, Никита Федоров. Всего 12 человек».

Второй список оказался в документе Монетной канцелярии от 3 сентября 1736 г., к которому приложен «Реестр, сколько при монетных дворах обретается ныне художников и мастеровых людей я почему жалования получают». В нем перечисляются 11 человек: резного штемпельного дела мастер Иван Васильев, подмастерья Лукьян Дмитриев и Андреям Иванов и восемь учеников. (Документы приводятся в цитированном выше произведении «Монеты Анны»).

Автором обоих подписанных инициалом «В» портретных штемпелей бесспорно был мастер Иван Васильев, поскольку среди перечисленных в документах работников Московского Монетного двора только его фамилия начинается с буквы «В».

Резаны ли, однако, остальные рубли 1734 г. рукой Васильева?

Начнем с малого. Монеты с инициалом «В» имеют на оборотных сторонах в цепи Андрея Первозванного розетки вместо звезд, характерных для монет 1730—1733 гг. В 1734 г. розетки заняли место во всех вариантах оборотных сторон, но штемпель с розетками (рис. 1б) был изготовлен еще в 1733 г. и им чеканены рубли, имеющие на лицевых сторонах три разных портрета, в каждом случае с узким торсом. Как узкий торс, на лицевой стороне, так и розетки на оборотной — явно не работы Шульца.

Надписи на лицевой стороне рубля (рис. 8) и предшествующем ему рубле (рис. 7) выполнены одинаковым, больше не встречающимся мелким шрифтом, то есть одними и теми же литерными пуансонами. Это также косвенно подтверждает принадлежность работы одному мастеру, так как в те времена каждый мастер, как правило, имел собственный набор пуансонов.

До 1734 г. Васильев был копиистом. В этом убеждает близость трактовки портрета Анны в работе Васильева (рис. 1 и 2) и Шульца (рис. 3). Получив некоторую самостоятельность в 1734 г., Васильев начинает трактовать портрет в двух направлениях. На одной монете (рис. 4а) видим портрет, который условно назовем «царственным», а на другой (рис. 5) «лирическим». В обеих работах влияние Шульца уже мало заметно. Попутно отметим появление жемчужной заколки в парике, которая неизменно воспроизводится в последующем.

«Царственный» и «лирический» варианты были, по-видимому, крайностями, Васильев продолжает поиск (рис. 6) и в результате появляется портрет (рис. 7), который как бы объединяет оба варианта. Но портрет получился идеализированным, Анна слишком уж хороша собой, между тем по мнению Н. Б. Шереметевой, высказанному в 1730 г., она «престрашного была взору; отвратное лицо имела; чрезвычайно толста».

Все эти варианты просуществовали недолго. Объяснить это, вероятно, можно тем, что Анна отнеслась к ним без симпатии, возможно, что они напомнили ей о невзгодах ее молодости: «17 лет она была выдана замуж за герцога Курлядского, через два месяца овдовела и 20 лет жила в Курляндии, презираемая и своими родственниками в России, у которых она вынуждена была просить постоянные подачки, и прибалтийскими баронами». (История СССР, т. 3, стр. 265). Близким к оригиналу, по-видимому, оказался портрет на монете (рис. 9), где Васильеву разрешили поставить свой инициал. Этот тип лицевой стороны просуществовал на монетах четыре года (1734—11737), а в 1735 г. был даже единственным.

В фондах библиотеки им. В. И. Ленина нам удалось разыскать подлинник гравюры Менцеля, на которой ясно видна дата «1733» и надпись (в переводе с немецкого): «Анна Ивановна, ныне правящая Русская царица» (на рис. 11 — фрагмент гравюры). Сопоставление портрета на гравюре Менцеля с портретами на монетах работы Васильева 1734 г. (например рис. 4, 6, 8, 9.) позволяет обнаружить настолько большую степень сходства, что, пожалуй, не оставляет сомнений в том, что гравюра послужила оригиналом для штемпелей. От прежних типов монет Васильев позаимствовал наплечники, которых нет па гравюре. Портрет, исполненный в 3/4 влево, он переделал в профильный.

Из всего сказанного следует, что «резного штемпельного дела мастера» — Ивана Васильева — следует отнести к числу немногих отечественных медальеров, внесших свой вклад в историю русской нумизматики XVIII столетия.

О дальнейшей судьбе Васильева ничего не известно. В документах Монетного двора после 1736 г. можно увидеть девять фамилий из числа одиннадцати, упомянутых выше, по фамилия Васильев больше не встречается.

 

1 Вел. кн. Георгий Михайлович. Монеты Анны. СПБ. 1898.

2 Этим штемпелем чеканены монеты, на оборотных сторонах которых встречаются обычно корона «открытого» типа. Штемпель с «закрытой» короной (дно обрезано горизонтальной линией) редок и в каталогах не отмечен.

 


Оцените заметку

Средняя оценка (16)

тэги: аукционы, русские монеты