Z

X
Аукцион 111
Лоты 241, 437, 435, 436

От Амура до Австралии

Знаки Забайкальского казачьего войска. Петроград, 1914–1917 гг. Фирма «Эдуард». Аукцион 111. Лоты 437 и 436.

Дороги трех совершенно разных людей, каждый из которых впоследствии вписал собственную страницу в историю Гражданской войны в России, незадолго до революции сошлись в Первом Нерчинском полку Забайкальского казачьего войска. Будущий Правитель Юга барон П. Н. Врангель был полковником. Сотниками под его началом служили будущий глава читинского Правительства Российской восточной окраины Г. М. Семёнов и — опять же, будущий — знаменитый «Бог войны» барон Р. Ф. Унгерн-Штернберг.

Ничего удивительного: с момента появления в Забайкалье донских казаков Петра Бекетова и организации ими старшинства с 20 августа 1655, в эти места стекались отважные, крепкие телом и духом люди. По образцу казачьих подразделений организовывались даже полки из местного населения, тунгусов и бурят, исповедовавших ламаизм. Суровые условия и постоянная борьба за выживание способствовали тому, что в Читинском остроге и Нерчинске — основанных казаками поселениях — практически не действовали никакие сословные, религиозные или национальные предрассудки. Об отсутствии таковых красноречиво свидетельствует постепенная ассимиляция русских с местным населением. На заре существования здешнего казачества прозвищем «гуран» называли любого, кто родился в Забайкалье. Название пошло от стойкой моды на забавные зимние шапки с рожками, сшитые из шкуры гурана (косули-самца). Впоследствии, по мере возникновения новой этнической группы из потомков смешанных браков, прозвище стало относиться в основном к ним.

По мере укрепления и расширения казачьих поселений на восточных границах (вдоль фактически несуществующей формальной границы с Монголией и существующей, но не слишком уважаемой «соседями» границы с Маньчжурией) появилась целая цепь казачьих укреплений-острогов и наблюдательных вышек, на которых круглосуточно, сменяясь, стояли в дозоре часовые. Тем не менее, имеющихся людей и укреплений не хватало для обеспечения безопасности границ. К середине XIX века генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев-Амурский разработал проект создания масштабного иррегулярного воинского образования, перед которым стояла задача присоединения и сохранения территорий вдоль Амура и в Приморье. Проект был утвержден, и 17 марта 1851 г. Император Николай I подписал Положение о Забайкальском казачьем войске, при этом обязанности наказного атамана войска возлагались на военного губернатора (осенью 1851 года на эту должность был назначен генерал-майор П.И. Запольский).

Из имеющихся отрядов были сформированы 3 конные бригады по 2 полка каждая. После распоряжения правительства об образовании пешего войска из обращенных в казаки крестьян Нерчинских заводов к ним прибавились 3 пешие бригады по 4 батальона. Общая штатная численность Забайкальского казачьего войска благодаря этому достигла 18 тысяч человек. Первоначально сохранялась старая традиция, согласно которой молодые люди начинали нести службу в 17 лет, а право на пенсию получали лишь в 58, но в 1866 году высочайшим императорским указом срок действительной военной службы стал ограничиваться более «гуманными» 22 годами.

Забайкальское казачье войско занималось охраной границ, охраняло и сопровождало дипломатов, купцов и ученых (казаки участвовали в экспедициях Н. М. Пржевальского, князя П. А. Кропоткина и др.), участвовало во всех войнах, которые вела Российская империя. Отважные воины были удостоены ряда наград, как личных, так и полковых. В 1903 г. Забайкальское казачье войско получило войсковое знамя в традиционных цветах (желтый и темно-зеленый) с изображением Спаса Нерукотворного, а чуть позже 1-й Верхнеудинский и 1-й Читинский полки получили Георгиевские знамена «За отличие в войну с Японией в 1904 и 1905 годах.».

Снаружи все выглядело образцово-показательно, но, к сожалению, внутренние проблемы нарастали, росло и имущественное неравенство. Хозяйства зачастую имели только по одной коняге, которая в мирное время использовалась как тягловая сила, а в военное — как кавалерийская лошадь под седло. Кроме того, в 1916 году население Забайкальского казачьего войска составляло 265 тысяч человек, при этом находилось на военной службе, предусматривающей льготы (увы, не окупающие сопутствующих ей тягот и лишений) всего 14,5 тысяч. Жили все более чем небогато: в начале XX века средний годовой доход на душу мужского населения в казачьих поселениях составлял 33 руб. 58 коп. Для сравнения — годовое содержание арестанта обходилось казне в 113 руб.

В результате уже к началу выступлений 1905–07 гг. казачество утратило монолитность. В то время как одни казаки занималась искоренением восстаний, другие радостно примкнули к революционным движениям. Разумеется, недовольство было подавлено, но это не могло не сказаться на боеготовности войска и на взаимоотношениях между населением станиц. Тем не менее, Забайкальское казачье войско участвовало в Первой мировой, и 31 октября 1914 г. обрело свой официальный знак, словно выданную авансом награду за грядущие подвиги. До наших дней дошло мало экземпляров этого почетного и изысканно выглядящего знака — слишком бурной оказалась дальнейшая биография забайкальских казаков. После февральской революции 1917 года повторилась история десятилетней давности — забайкальские казаки, поколениями воевавшие плечо к плечу, снова оказались по разные стороны баррикад. Потомки некогда «зачисленных в казачество» нерчинских заводских крестьян увидели в революции шанс вернуться к мирной, не обремененной службой жизни, и потребовали роспуска войска и упразднения самого казачьего сословия. Потомственные казаки, не представлявшие иной жизни и не желавшие ее, разумеется, воспротивились. Был созван Войсковой круг, где походный атаман Г. М. Семёнов ратовал за сохранение Забайкальского войска и, казалось, добился успеха. На том же круге был избран новый войсковой атаман, а Семёнов, всегда отличавшийся некоторым авантюризмом и недостатком стратегического мышления, начал формирование добровольческого Особого маньчжурского отряда, чтобы бороться с советской властью.

Фотография атамана Г.М.Семенова со штабом Отдельной Монголо-Бурятской им. Зорихто-Батора конной бригады. 1919 г. Аукцион 90. Лот 471.
Фотография хорунжего 1-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска барона Р.Ф.Унгерн-Штернберга. Аукцион 60. Лот 150.

Предполагаемый объект пламенной борьбы воцарился в Чите, казачьей столице, в марте 1918 года. И немедленно… разумеется, ликвидировал казачество и Забайкальское казачье войско как реликты свергнутой монархии! Атаман Семёнов и его Особый отряд были объявлены вне закона, и далее революционные войска и «внезаконный» отряд добровольцев выясняли отношения до тех пор, пока «семеновцы» не оказались вытеснены в Маньчжурию. Но к сентябрю того же года ситуация радикально переменилась: в конце августа в Чите вспыхнули казацкие бунты. И ликвидированной, в свою очередь, оказалась советская власть. Забайкальское казачье войско было восстановлено и вошло в Приамурский корпус армии Колчака, командование над которым принял спешно произведенный в генерал-лейтенанты Семёнов. Столь стремительный взлет по карьерной лестнице бывший командир Семёнова барон П. Н. Врангель прокомментировал позднее так: «Неглупому и ловкому Семёнову не хватало ни образования (он кончил с трудом военное училище), ни широкого кругозора, и я никогда не мог понять, каким образом мог он выдвинуться впоследствии на первый план гражданской войны».

После полугодичных эволюций, в течение которых Семёнов отказался признать правителем Колчака и создал собственную армию, тот в ответ назвал генерал-лейтенанта государственным изменником, затем последовало снятие обвинений, а следом — проникновенная телеграмма, в которой признавалось полное подчинение Колчаку как Верховному Главнокомандующему, именно Семёнову Колчак передал «полноту военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины (РВО), объединённой российской верховной властью». Вплоть до 1920 года часть казаков бывшей Забайкальской армии воевала против советской власти под руководством атамана Г. М. Семёнова, а часть — вошла в состав Азиатской конной дивизии. Этим подразделением командовал один из самых противоречивых деятелей Гражданской войны, барон Р. Ф. Унгерн-Штернберг. Монголы считали его неуязвимой аватарой бога войны, враги — кровожадным безумцем.

Знак Казачьего союза в Шанхае, для чинов Забайкальского казачьего войска. Китай, Шанхай, 1930-е гг.
Неизвестная мастерская. Аукцион 81. Лот 518.

В 1920 Забайкальское казачье войско было ликвидировано, как и прочие казачьи формирования. Барон Унгерн был расстрелян, Г.М. Семёнову удалось с небольшим отрядом своих людей уйти в Маньчжурию. Там бывшие забайкальцы обосновались, стараясь забыть горечь поражения. Поначалу отдельные горячие головы еще устраивали налеты на ставшие советскими границы, но потом казачий анклав притих. Во время Второй мировой забайкальцы почти без исключения проявили себя патриотами покинутой родины: насильно сформированные японцами летом 1945 года казацкие части отказались воевать с Советской армией. Часть «отказников» была убита, а соединения расформированы. Правда, когда Северный Китай был занят красноармейцами, награды за патриотизм не последовало: всех забайкальских казаков обвинили в сотрудничестве с Японией и измене родине. Части удалось спешно эмигрировать в Австралию и осесть там — компактная община забайкальцев до сих пор проживает в Австралии, не забывая о своих корнях. В июне 2012 г. в городе Кабраматта неподалеку от Сиднея открылась Посольская станица войскового казачьего общества «Забайкальское войсковое казачье общество». Отдельные семьи, избежавшие послевоенных репрессий, в 60-е годы вернулись на бывшую родину и поселились в Казахстане, а ассимилировавшимся потомкам смешанных браков показалось более естественным остаться в Китае — другой родины они не знали.

В 1990 году история Забайкальского казачьего войска получила неожиданное продолжение. В Москве был созван Большой казачий круг, постановивший воссоздать Забайкальское казачье войско. Новое войско сменило элегантный знак, украшавший форму предшественников, на простые современные эмблемы-нашивки, но знамя и дух забайкальцев остались прежними.


Библиография:

Апрелков В.Ю., Константинова Н.Н. Забайкальское казачье войско. 

Врангель П.Н., барон. Записки. 

Крылов Д. Забайкальское Казачье Войско. Краткий исторический обзор. 

Гаврилов А. Забайкальские казаки. Их боялись даже самураи. 

Забайкальское казачье войско. 

Эпов Н.И. Забайкальское казачье войско. 1889. 

Казачий Информационно-Аналитический Центр. 

Жуков А.В. Барон Унгерн. Даурский крестоносец или буддист с мечом. Вече, 2013

Макеев А.С. «Бог войны — барон Унгерн» (Воспоминания бывшего адъютанта Начальника Азиатской конной дивизии. Шанхай, 1934)


Оцените заметку

Средняя оценка
н/д

тэги: аукционы