Z

Аукцион 103
Лоты 546, 547, 554, 555, 556, 561

«Царские» деньги Революции или мошенничество в особо крупных размерах. часть 1.

Червонец 1923 г.

Первая золотая монета Советской России (червонец 1923 года, часто именуемый «сеятелем» из-за изображенного на аверсе сеятеля с корзинкой зерна) была решительно всем хороша: дизайном, материалом (золото 900 пробы), весом (8, 6 г), качеством чеканки (за образец и стандарт были приняты золотые 10-рублевки николаевской России образца 1897 года). Недостаток у нее был лишь один, но он перевешивал все достоинства разом: приобрести на эти деньги за рубежом хоть что-то было невозможно.

Проблема была, разумеется, не в монете, а в принципе: сразу же после заявления большевиков об отказе от долгов царского и Временного правительств и Декрета о национализации внешней торговли последовали, как это сейчас принято называть, «санкции». Сначала они выглядели как полная торговая и морская блокада Советской России странами Запада — т.е. прекращение экспорта и импорта. В начале 1920 года Англия, а следом за ней и другие страны Антанты сдались и торговлю, пусть и с множеством ограничений и оговорок, начали, однако же предпочитали, тем не менее, действовать не через официальные советские торгпредства, а иметь дело с «русскими кооперативными организациями».

В течение 7 лет, с 1925 по 1932 год, главное ограничение выглядело, на первый взгляд, странным: любая торговля западных стран с «Советами» предполагала обмен леса, нефти, зерна (позже — только зерна) с советской стороны на любые западные товары. Золото РСФСР не могло быть инструментом никаких внешнеторговых расчетов. Казалось бы, ситуация безвыходная (позже этот период получил название «золотая блокада»). Однако, не признавая новую Россию, отказать в признании старой, монархической Запад не мог. И, следовательно, не мог признать незаконными, недействительными или запрещенными к приему ее деньги.  

Граф Алексей Алексеевич Игнатьев (1877—1954)

Источники поступления в советскую казну легитимных и добропорядочных царских финансов или же твердой западной валюты иногда бывали невероятно странными и достойными скорее романа, нежели сухого финансового отчета. Так, широко известна история графа А. А. Игнатьева, во время революции являвшегося военным агентом и представителем русской армии при французской главной квартире. В отличие от множества своих однокашников по Пажескому корпусу и сослуживцев по Кавалергардскому полку, Игнатьев, хоть и оставался во Франции, революцию принял и поддержал. Мало того: по собственной инициативе передал новому советскому правительству более 200 млн франков золотом, принадлежавшие России и размещенные во французских банках на его имя. В своих мемуарах «50 лет в строю» граф вспоминал об этом так:

 

«И в знак установления со мной нормальных отношений Красин крепко пожал мне руку.

— А теперь поговорим, как нам оформить передачу вами Советскому правительству ста двадцати пяти миллионов, хранящихся в Банк де Франс, пятидесяти миллионов, хранящихся в других парижских банках, и пятидесяти миллионов, оставшихся на руках промышленников.

И, согласившись на предложенный мною обмен, письмами, Красин тут же набросал проект своего ко мне обращения.

— Переведем оба письма на французский язык и препроводим их французскому правительству,— закончил полпред наше первое с ним свидание.

 

«(Бумага с Государственным гербом СССР)

г. Париж, 15 января 1925 года.

№ 248

Бывшему Военному Агенту во Франции

А. А. Игнатьеву

В предвидении предстоящих переговоров с французским правительством по урегулированию финансовых вопросов я считаю необходимым предложить Вам поставить меня в курс тех русских денежных интересов, кои Вы охраняли здесь по должности Военного Агента до дня признания Францией Правительства СССР.

Полномочный Представитель СССР во Франции

(Л. Красин)»

* * *

«(Бумага на бланке Русского Военного Агента во Франции) на № 248

Полномочному представителю СССР во Франции Л. Б. Красину

г. Париж, 17 января 1925 года.

Я счел долгом принять Ваше обращение ко мне от 15 января за приказ, так как с минуты признания Францией Правительства СССР оно является для меня представителем интересов моей Родины, кои я всегда защищал и готов защищать.

А. Игнатьев»

 

Так и сдал «часовой» свой пост «разводящему» — представителю своей обновленной родины».

Излишне говорить о том, что подобные честные «часовые» были музейной редкостью, а старых запасов царских денег и подобных случайных поступлений в казну для разоренной Гражданской страны было не просто недостаточно, а совершенно мало.

Выход был найден и, как почти все гениальные аферы, оказался предельно прост. Более того, он был не единожды проверен временем: сие проворачивалось регулярно с той или иной интенсивностью и с различными целями. Замечены в подобном неблаговидном деянии были едва ли не все государственные деятели, от шведского короля Густава - Адольфа до прусского императора Фридриха II и Наполеона, разница между «фигурантами» была, строго говоря, лишь в масштабе и целях… ну и в качестве продукции, конечно. Речь идет о выпуске монет чужого (в основном — враждебного) государства. «Обесценивание денег и фабрикация фальшивок», к слову, инкриминировались незадолго до описываемых событий, в 1919 году, кайзеровской Германии в ходе Парижской мирной конференции, так что идея была «на слуху».

Инструмент для чеканки монет 5 рублей 1897 г. с маркировкой «4 АВГ 24»

И в 1925 году (по другим данным уже в 1923 году) Ленинградскому монетному двору в строжайшей тайне, проведя госзаказ как «кружки крупного и мелкого достоинства», было предписано отчеканить для оплаты внешнеторговых операций на 25,1 млн руб. золотых монет, неотличимых от последних монет императорской России. Чеканились десятирублевые монеты с датировкой 1898–1904 годами (за исключением 1900 и 1903 гг.) и пятирублевые с датами 1897–1901 годов. В отличие от многих исторических примеров эти «фальшивки» были не хуже «подлинников», что и неудивительно: в основном использовался старый, сохранившийся, несмотря на все политические пертурбации, штемпельный инструмент, да и изготовлением занимались мастера, много лет проработавшие на Монетном дворе и до революции чеканившие эти же монеты. Правда, нумизматы — исследователи выявили целый ряд отличий денег царской и советской чеканки. Согласно работе И.Рылова и А. Федорина, посвященной данной проблеме, «характерным внешним признаком отличия дореволюционных монет от монет советской чеканки является присутствие на последних следов юстировки — грубых полос и рисок остающихся после спиливания (соскабливания или состругивания) с монетных кружков излишнего металла. Особенно характерны такие юстировочные линии для основного количества советских червонцев датированных 1923 годом. На исходных монетах императорской чеканки подобная юстировка или отсутствует совсем, или встречается редко.

«Царские» монеты советской чеканки отличает также: более грубая вырубка монетных заготовок, риски и полосы от гуртовки (обжатия) монетных кружков, грубая рихтовка внутренней поверхности чеканочного кольца. Все эти факторы влияют на качество и фактуру гурта. Гуртовая поверхность монет имеет множество поперечных неравномерных царапин и рисок. Дополнительным показателем принадлежности данных монет к советской чеканке является их довольно частый «перевес».

10 рублей 1898 г. и 5 рублей 1900 г. «советского» чекана.

Однако даже для профессионалов, изучающих монеты под лупой, большинство упомянутых признаков не может считаться бесспорным доказательством «неправильной» чеканки и учитывается только в случае наличия ряда других «примет». Что могли — и могли ли? — заподозрить иностранные банкиры и коммерсанты, получавшие в уплату полновесные золотые монеты «царской» чеканки? Получив оплату товара или возврат долга, ни один торговец или займодатель не станет кропотливо сличать две на взгляд обывателя совершенно идентичные денежки, ему вполне достаточно будет определяемых без микроскопа доказательств подлинности монет и соответствия выплаченной суммы.

Соответственно, одна из грандиознейших афер молодой советской республики долгие десятилетия оставалась нераскрытой. На протяжении многих лет наиболее подозрительные нумизматы могли лишь предполагать, что чеканка монет царской России продолжалась и после того, как Российская Империя канула в Лету, но точными доказательствами никто не располагал. Даже те, кто высказывал подобные предположения, затруднялись оценить масштаб и размах предприятия. И вот спустя почти 80 лет, в 2008 году, в юбилейном издании «ЭЗГБ — ФГУП Гознак 1818–2008. История в событиях, фактах, судьбах» (авторы А.В. Трачук, Н.М. Никифорова) эта маленькая, но важная государственная тайна, наконец, была приоткрыта. В заключительном разделе книги, под названием «История Санкт-Петербургского Монетного Двора Гознака в датах и событиях», сообщалось: «1925 (год). Начата чеканка золотых 10- и 5-рублевых монет («царских», сохранившимся штемпельным инструментом) для оплаты внешнеторговых операций (всего на 25,1 млн руб.)». Годом позже, в издании «Монетный двор. История и современность. К 285-летию Санкт-Петербургского Монетного Двора Гознака» (авторы С.В. Орлов, А.В. Бакарев) были опубликованы и фотографии «орудий преступления» — различного штемпельного инструмента для царских монет с пометкой об изготовлении в 1923–1925 годах. Инструмент этот по сей день хранится на Ленинградском монетном дворе.

Впрочем, точно так же, как ушла в небытие Российская Империя, ушел и СССР — и теперь подобные государственные тайны решительно никому не способны навредить. Зато могут принести пользу увлеченным коллекционерам, разыскивающим советскими монеты первой трети ХХ века «с историей». Конечно, прекрасным экспонатом для коллекции может стать и золотой червонец РСФСР, и царский десятирублевик любого из последних выпусков. Но настоящий вещдок фальшивомонетничества на высшем государственном уровне — да еще такого, которое без малого сотню лет оставалось нераскрытым и имело все шансы остаться секретом и впредь — с гарантией может считаться жемчужиной собрания. Причем любого! Подобный артефакт привлечет не только нумизмата, но и человека, увлеченного историей своей страны, и просто любителя политических историй с детективным уклоном.

Список литературы:

Рылов И., Федорин А. «Советская чеканка «царского» золота»

Федорин А. «Золотые монеты «советской» чеканки»

Игнатьев А. А. «Пятьдесят лет в строю»

Трачук А.В., Никифорова Н.М. «ЭЗГБ-ФГУП Гознак 1818-2008. История в событиях, фактах, судьбах»

Орлов С.В., Бакарев А.В. «История Санкт-Петербургского Монетного Двора Гознака в датах и событиях»

Глоба Н., Невский С. «Фальшивомонетничество как средство ведения войны»

Катасонов В. «Сталинская экономика» и государственная монополия внешней торговли.


Оцените заметку

Средняя оценка (15)

тэги: русские монеты, советские монеты, история, аукционы,