Z

Аукцион 101
Лоты 262, 263, 364

Флот сумасшедших героев

«Флотом сумасшедших» называли Вторую тихоокеанскую эскадру российского флота британские газеты в 1904 году, сразу после «гулльского инцидента». Один из участников похода, будущий писатель Новиков-Прибой, окрестил ее «сбродом разнотипных и разношерстных судов, при нашей безалаберности являющим собою только пародию на боевую эскадру». А председатель Всезарубежного Объединения Морских Организаций адмирал А. И. Русин, открывая торжественное заседание, посвященное 25-летию Цусимы, в Париже, назвал поход Второй Тихоокеанской эскадры «героическим», «единственным, небывалым в истории флотов всего мира». Какая из этих оценок современников ближе всего к действительности сейчас, спустя век с лишним после похода и боя, практически покончившего с Балтийским флотом Российской Империи?

За два дня до официального объявления войны, 26 января (8 февраля) 1904 г., японский флот напал на находившиеся на рейде Порт-Артура и в порту Чемульпо корабли эскадры Тихого океана, тогда еще не имевшей порядкового номера. Часть судов оказалась немедленно выведена из строя, а часть — заблокирована японской эскадрой. Попытки крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» прорваться из Чемульпо в Порт-Артур оказались тщетными. После ожесточенного боя и последовавшего после поражения перехода команд на нейтральные суда, «Варяг», «Кореец» и принадлежавший обществу КВЖД пароход «Сунгари» были затоплены или взорваны. Корабли Тихоокеанской эскадры, оставшиеся блокированными на рейде Порт-Артура, мало что могли противопоставить превосходившей их в скорости, бронировании и однородности состава японской эскадре.

В апреле 1904 года блокированная эскадра обзавелась порядковым номером и стала называться Первой Тихоокеанской — для деблокирования Порт-Артура в спешном порядке формировалась Вторая. Контр-адмиралу Свиты и начальнику Главного морского штаба З. П. Рожественскому были поручены подготовка и командование новым соединением, в которое вошли практически все имевшиеся на тот момент в распоряжении Балтийского флота корабли. Часть их ранее входила в состав Первой Тихоокеанской, но в 1903 году была возвращена для ремонта и модернизации. И вот теперь 7 броненосцев, 8 крейсеров, 9 миноносцев и множество вспомогательных судов должны были перейти из Балтики в Тихий океан и помочь осажденному Порт-Артуру.

Броненосный крейсер «Дмитрий Донской»
Эскадренный броненосец «Ослябя»

Слухи о грядущей войне с Японией ходили еще до начала военных действий, но, как часто бывает, активная фаза войны застала общество врасплох. Официальная пропаганда делала все, чтобы вызвать соответствующий моменту набор чувств к «агрессорам-язычникам», но для крестьянства, составлявшего основной мобилизационный ресурс, враг представлялся, возможно, и страшным, но очень и очень далеким. Разрыв между тоном типичных для патриотической прессы статей и восприятием ситуации населением очень наглядно описывает А. Новиков-Прибой в романе «Цусима»: «В газетах я прочел вслух бодрую статью. Автор, размышляя о 2-й Тихоокеанской эскадре, возлагал теперь на нее все надежды. Она, соединившись с остатками 1-й Тихоокеанской эскадры, разобьет японский флот и завладеет морем. А тогда и сухопутные неприятельские войска, отрезанные водным пространством от родины, вынуждены будут сдаться. Словом, победа за нами обеспечена.

Броненосец береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин»
Броненосный крейсер «Память Азова»

Кто-то из матросов промолвил:

— Говорят, наш флот в три раза сильнее японского. А вот, поди ж ты, колошматят нас.

— Дураков и в алтаре бьют, — вставил опять Сычев. Он закурил папиросу и снова заговорил: — Ни черта из этой затеи не выйдет. Первая эскадра была сильнее второй, имела боевой опыт, была знакома с местными условиями плавания. И что же получилось? Запертая оказалась в Порт-Артуре, как в западне. А с этой — куда уж лезть нам?!»

Принципиальное решение об отправке Второй Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток принималось на секретном совещании, состоявшемся в Петергофе под председательством самого царя. У историков до сих пор нет единства мнений даже относительно точной даты этого совещания, часть называет дату 10 (24) августа 1904 г., руководствуясь мемуарами В.П.Костенко, а часть настаивает на 11 (25) августа, ссылаясь на запись в дневниках Николая II. Считается, что участники совещания полагали, что гарнизон вряд ли удержит Порт-Артур, Первую Тихоокеанскую эскадру можно не принимать в расчет как реальную боевую силу, и, следовательно, Вторая эскадра, слабая и неподготовленная, не сможет соперничать с японским флотом. Однако З.П.Рожественский, пользуясь неявной поддержкой царя, из превратно понятого чувства долга и обиды за честь флага настоял на отправке кораблей в Порт-Артур.

Броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков»
Броненосный крейсер «Адмирал Нахимов»

В результате в сентябре 1904 г. З. П. Рожественскому было присвоено очередное звание вице-адмирала, а в октябре 1904 г. Вторая тихоокеанская эскадра вышла в поход, чтобы «отомстить дерзкому врагу, нарушившему покой России, и возвеличить славу русского флота». Со славой поначалу не задалось. Точнее, прославиться получилось, но не так, как хотелось бы: первый бой эскадры состоялся еще в Северном море в районе Доггер-банки, недалеко от города Гулль (Халл). Противниками стали принятые в темноте и тумане за японские миноносцы британские рыболовные суденышки, а в списке потерпевших урон от беспорядочного огня оказались не только английские рыбаки, но и один из собственных кораблей. Полдесятка снарядов пробили дымовую трубу, машинный кожух и надводный борт крейсера «Аврора». В результате «гулльского инцидента» по настоянию Великобритании впервые в мировой истории был организован независимый международный третейский суд, в который вошли пять адмиралов из различных стран. Несмотря на то, что Россия согласилась выплатить британским рыбакам 65 000 фунтов стерлингов, а международный суд не нашел «никаких оснований для умаления военных качеств или гуманных чувств адмирала Рожественского или личного состава его эскадры», английская пресса настойчиво требовала возвращения «флота сумасшедших» обратно в Кронштадт. Но поход продолжался.

Эскадренный броненосец «Император Николай I»
Броненосец «Сисой Великий»

Он продолжался, несмотря на плохое снабжение, проблемы с погрузкой и качеством топливного угля, несмотря даже на то, что от непривычного климата и нервного напряжения люди в буквальном смысле слова сходили с ума. На этом фоне происшествия, характеризовавшиеся в приказах командующего эскадрой как «пример глубочайшего военного разврата», вроде попытки троих молодых офицеров переправить на госпитальное судно «Орел» приезжавшую к ним в гости сестру милосердия, выглядели совершенно невинными шалостями, хотя и заканчивались для участников высылкой в Россию и отдачей под суд.

Крейсер 2-го ранга «Жемчуг»

Вторая Тихоокеанская эскадра продвигалась вперед, несмотря на то, что после стоянки в Танжере ей пришлось разделиться. Броненосцы «Сисой Великий», «Наварин» и крейсеры «Светлана», «Жемчуг» и «Алмаз» пошли под командованием контр-адмирала Фелькерзама в Средиземное море, чтобы потом через Суэц дойти до Мадагаскара, остальные корабли под командой Рожественского шли к точке рандеву вокруг Африки. У Мадагаскара к эскадре должны были присоединиться «Олег», «Изумруд», «Смоленск» и другие суда, на момент выхода эскадры спешно достраивавшиеся и вооружавшиеся. Даже известие о гибели в Порт-Артуре Первой эскадры не остановило самоубийственный поход Второй. Еще в 20-е годы прошлого века делались различные предположения о причинах подобного поведения командующего эскадрой, от уже упоминавшейся верности флагу и желания отомстить за поражения до недальновидности и карьеризма. Советский военно-морской теоретик Б.Б.Жерве считал, что «…Рожественский до ухода эскадры из России получил от верховной власти заверение, что цель похода 2-й эскадры на самом деле демонстративная». Прямых подтверждений этой версии нет, однако косвенным историки считают, в частности, описанную В.П.Костенко в мемуарах беседу с главным инженером верфей Скворцовым. «Идти назад уже поздно. Это было бы равносильно признанию проигрыша всей кампании. Дальше Мадагаскара вы все равно не пойдете, так как к тому времени наверное будет заключен мир», — говорил тот.

Тем не менее, недооценка ситуации, чрезмерная самонадеянность или отсутствие «искры гражданского мужества», как позже трагически констатировал сам адмирал Рожественский, привели к тому, что поход Второй Тихоокеанской эскадры закончился только 14 мая 1905 года в Цусимском проливе, и закончился самым крупным морским сражением в тогдашней истории мирового военного флота и самым позорным поражением российского флота в русско-японской войне.

Императорский флот Японии под командованием адмирала Хэйхатиро Того атаковал эскадру Рожественского, чтобы полностью уничтожить ее. Поскольку колонны состояли из разнотипных судов, в том числе и устаревших, низкоскоростных (скорость транспортника «Корея», к примеру, составляла не более 9 узлов), то выбранная японцем тактика оперирования небольшими маневренными соединениями, несмотря на неполную реализацию первоначального замысла, оказалась удачной. З.П.Рожественский с самого начала отдал инициативу в бою противнику и скомандовал эскадре идти на прорыв, обороняясь, а не атакуя. Преимущество противника в тактической скорости и четкий план действий привели к тому, что флагман «Князь Суворов» был потоплен, вице-адмирал Рожественский тяжело ранен, и какое бы то ни было управление Второй Тихоокеанской эскадрой прекратилось в первые же полчаса боя. После этого никакой личный героизм и мастерское маневрирование отдельных кораблей, славная гибель «Суворова», «Осляби», «Александра III», «Бородино», «Наварина» и несчастной «Камчатки» спасти эскадру уже не могли: к утру 15 мая Цусимское сражение завершилось полным разгромом российского флота.

Бескозырка и ленты к бескозыркам матросов кораблей, участвовавших в походе

После подписания Портсмутского мира адмирал вернулся в Россию, где был восстановлен в своей прежней должности. Однако с мнением коллег командующего по Главному штабу категорически не согласились газеты, наперебой обвинявшие Рожественского в трагедии поражения. Чтобы оправдаться, адмирал выразил желание предстать перед военно-морским судом. На суде он просил о смертном приговоре, но был оправдан вследствие тяжелого ранения. Итог его роли в походе подвела историческая комиссия по описанию войны при Морском Генеральном штабе: «В действиях Начальника эскадры, как в ведении боя, так и в его, подготовке, трудно найти хотя бы одно правильное решение. Подчиненные ему флагманы действовали вяло и без всякой инициативы. Адмирал Рожественский был человек сильной воли, мужественный и горячо преданный своему делу, умелый организатор снабжения и хозяйственной части, превосходный моряк, но лишенный малейшей тени военного таланта. Поход его эскадры от Петербурга до Тсусимы беспримерен в истории, но в военных операциях он проявил не только отсутствие таланта, но и полное отсутствие военного образования и боевой подготовки — качества, которые он не сумел сообщить и своей эскадре».

Пожалуй, с этой оценкой легче всего согласиться. Длительный поход в сложных условиях, во время коего не было потеряно ни одного судна из крайне разношерстной коллекции Второй Тихоокеанской, можно считать достижением — не случайно была в 1907 году отчеканена Медаль в память похода эскадры генерал-адъютанта Рожественского на Дальний Восток. А Цусимское сражение — тоже своего рода достижение, только с обратным знаком, из тех, которыми не гордятся даже спустя сотни лет.

Список литературы

А.С. Новиков-Прибой «Цусима».

Д.В. Лихарев «Вице-адмирал З.П.Рожественский в оценках советских и российских историков».

«С эскадрой адмирала Рожественского». Сборник статей, посвященных двадцатипятилетию похода II эскадры Тихого океана. Прага, 1930.

С.Д. Климовский «Вице-адмирал З.П. Рожественский».

Сергеев Е.Ю. «Большая игра, 1856–1907: мифы и реалии российско-британских отношений в Центральной и Восточной Азии». М.: Товарищество научных изданий КМК, 2012.


Оцените заметку

Средняя оценка (11)

тэги: аукционы, история, медали,