Z

X
Аукцион 85
Лот 372

О чудесном спасении

4 апреля 1866 года Император Александр II совершал прогулку по Летнему саду. У ворот сада Императора ждала карета, неподалеку собралась толпа зевак, желавших увидеть государя. В тот момент, когда Александр Николаевич, завершив свою прогулку, уже садился в карету, из толпы раздался выстрел.


Дмитрий Каракозов
(рисунок Ильи Репина).


Осип Комиссаров.

Террористом, покушавшимся на жизнь Императора, был Дмитрий Каракозов, выходец из мелкопоместных дворян. Мотивы своего поступка он описал в прокламации «Друзьям-рабочим!», которую распространял накануне покушения (один её экземпляр обнаружили в кармане террориста при аресте): «Грустно, тяжко мне стало, что… погибает мой любимый народ, и вот я решил уничтожить царя-злодея и самому умереть за свой любезный народ. Удастся мне мой замысел — я умру с мыслью, что смертью своею принес пользу дорогому моему другу — русскому мужику. А не удастся, так всё же я верую, что найдутся люди, которые пойдут по моему пути. Мне не удалось — им удастся. Для них смерть моя будет примером и вдохновит их». Каракозов считал, что Император обманул простой народ, дав ему свободу, но не дав земли.

Каракозов, однако же, промахнулся: стоявший рядом с ним шапочный мастер Осип Комиссаров в последний момент толкнул террориста под руку. Второго же выстрела не последовало: люди из толпы тут же повалили преступника на землю. Сам Осип несколько позднее вспоминал: «Сам не знаю что, но сердце мое как-то особенно забилось, когда я увидел этого человека, который поспешно пробивался сквозь толпу; я невольно следил за ним, но потом, однако, забыл его, когда подошел государь. Вдруг вижу, что он вынул и целит пистолет: мигом представилось мне, что, коли брошусь на него или толкну его руку в сторону, он убьет кого-либо другого или меня, и я невольно и с силой толкнул его руку кверху; затем ничего не помню, меня как самого отуманило, и очнувшись — я вижу только, что меня целует какой-то генерал [судя по всему, граф Тотлебен]».

Молва о простом русском мужике, спасшем государя Императора, мгновенно облетела столицу. Уже вечером того же дня Комиссаров присутствовал на приеме в Зимнем дворце, где Александр II наградил его Владимирским крестом IV степени и возвёл в потомственные дворяне с присвоением фамилии — Комиссаров-Костромской (Осип был родом из села Молвитино Буйского уезда Костромской губернии).

Новоявленный дворянин вмиг сделался любимцем высокой публики и теперь постоянно принимал поздравления, подарки и награды. Члены городской московской Думы присвоили Осипу Комиссарову почетный титул гражданина Москвы со всеми привилегиями. Военное министерство в Петербурге собрало среди офицеров 9 тысяч рублей на дом для Комиссарова. Московское дворянство преподнесло ему золотую шпагу. Московский Английский клуб сделал бывшего крестьянина своим почётным членом. Специально для Осипа была учреждена золотая медаль «4 апреля 1866 года». В дневнике министра внутренних дел Петра Валуева есть интересная запись от 1 сентября 1866 года, когда у Летнего сада состоялась церемония закладки часовни Св. Александра Невского в память чудесного избавления царя от гибели: «Довольно много народа. В числе лиц, участвовавших в церемонии, был Комиссаров. Он стоял подле своего изобретателя генерала Тотлебена. Он украшен разными иностранными орденами, что дает ему вид чиновника, совершившего заграничные поездки в свите высоких особ. Стечение обстоятельств. Сегодня закладка часовни, завтра похороны Муравьева [граф Михаил Николаевич Муравьёв-Виленский, председатель Верховной комиссии по делу о покушении на государя], послезавтра казнь Каракозова.»


Часовня Св. Благоверного Князя Александра Невского в память 4 апреля 1866 года.

«Изобретатель» Комиссарова граф Тотлебен в 1867 году определил своего подопечного в элитный Павлоградский 2-й лейб-гусарский Павлоградский Его Величества полк . Однополчане, впрочем, Осипа, выходца из простых крестьян, не любили: в полку за Комиссаровым закрепилась репутация ужасного пьяницы.

В 1877 году Комиссаров вышел в отставку в чине ротмистра и уехал из столицы. Поселился он с женой и дочерью в пожалованном ему имении в Константиноградском уезде Полтавской губернии. Занимался садоводством и пчеловодством, жил, ни в чем не нуждаясь, получая офицерскую пенсию и ежегодную прибавку к ней в размере 3 000 рублей. Умер Осип Комиссаров-Костромской в 1892 году. Прижизненный памятник, поставленный ему в родном селе, был снесен в 1917 году. Не выстояла до наших дней и часовня, выстроенная на месте покушения — ее разобрали в 1930 году.

Стоит все же упомянуть и о другой, малоизвестной версии насчет событий, произошедших 4 апреля 1866 года. Для этого необходимо обратиться к мемуарам генерал-лейтенанта Петра Александровича Черевина, который в 1866 году служил в чине подполковника в Военном министерстве и входил в комиссию по расследованию дела о покушении на государя Императора. Черевин, в частности, писал: «На первые же сделанные ему вопросы неизвестный [Каракозов] объяснил, что никто не мешал ему стрелять и не толкал его руки, что неудачу выстрела он приписывает собственной торопливости, вызванной впрочем услышанным им криком из толпы, собравшейся у экипажа государя. По собранным сведениям первый увидевший злодея и потому крикнувший был сторож Летнего сада. Но такова несправедливость судьбы: несчастный сторож, криком своим вынудивший неизвестного стрелять скорее, и потому действительный виновник неудачи покушения, в награду за то должен был провести всю ночь на 5 апреля в III отделении; под утро уже из жалости один из членов [комиссии] дал ему 20 копеек на чай – тем и ограничилась награда».


Медаль в память чудесного спасения Императора Александра II, 4 апреля 1866 г.
СПб монетный двор. Медальер В.В.Алексеев, об. ст. по эскизу И.К.Макарова. Бронза, 35,83 г. Диаметр 43,1 мм.

Оцените заметку

Средняя оценка (24)

тэги: аукционы, история, памятные медали