Z

X
Аукцион 82
Лот 70

Шесть грошей для императора

Если бы человек был бессмертен, то в будущем он встретил бы прошедшее, ему знакомое. Так утверждал писатель-фантаст В.Ф.Вельтман, еще в 1836 году впервые измысливший машину времени. Ему, наверное, было невдомек, что маячками в этих временных путешествиях могут стать монеты и медали, которые неизменно восстановят хронологию событий. А путешествием во времени настоящего коллекционера не удивишь — он этим постоянно занимается, разгадывая тайны любимых экспонатов своего собрания.

Украшением любой коллекции и ключом к разгадке многих тайн может стать и шестигрошовик 1762 года — за которым тянется целый шлейф загадок и историй. Правда, наша монета могла бы путешественника слегка сбить с толку. Выпущена она в 1762 году.

К ней имеют самое непосредственное отношение две императрицы и два императора.

Трое из них с полным правом могли бы лицезреть на ней свой гордый профиль. Но изображена на монете Елизавета Петровна, которая к моменту чеканки этого экземпляра уже скончалась (в конце декабря 1761 года). И в Москве через месяц были даны распоряжения подготовить к чеканке монеты с изображением другого императора — Петра III. Правил он недолго. Всего через полгода, после его смерти в июле 1762 года, венчалась на царство Екатерина. Но Петр за свое короткое пребывание на троне успел вернуть Фридриху все завоеванные Россией прусские земли. И на лицевой стороне монеты можно было по праву печатать портрет Фридриха. Благо на оборотной — уже красовался одноглавый орел с герба Пруссии.

Свою историю этот шестигрошовик ведет с января 1759 года. Участие России в Семилетней войне 1756-1763 гг. требовало огромных материальных затрат на снабжение армии, которые приводили к значительному оттоку из России полноценной серебряной монеты. Кенигсберг, жители которого в январе 1758 года торжественно встретили русские войска и присягнули на верность Елизавете Петровне, имел монетный двор, на котором в короткий срок можно было наладить чеканку монет. 29 января 1759 г. русский губернатор Восточной Пруссии Н.А. Корф обратился к императрице с предложением о чеканке особых серебряных монет для обращения в Пруссии. Согласие было получено.


Андрей Тимофеевич Болотов
(1738–1833) — писатель, мемуарист, философ-моралист, учёный, ботаник и лесовод, один из основателей агрономии и в России. С его легкой руки в России начали культивировать картофель.

И кто бы мог подумать, что к монете самое непосредственное отношение будет иметь поручик Андрей Болотов: «Узнав, что находился в Кенигсберге прежний монетный двор со всеми его орудиями и мастерами, собрали мы всех нужных к тому мастеров, отыскали монетного мастера, и мне поручено было от губернатора сделать для стемпеля рисунки, которые я смастерил как умел. На сих деньгах изображён был с одной стороны грудной портрет императрицы, а с другой — прусский герб: одноглавый орёл с надписью. Губернатор рисунками моими был доволен и по оному были вырезаны стемпели и мы стали делать деньги. При сём том случае удалось мне впервые видеть, как делаются на монетных дворах и тиснятся деньги. Я смотрел на всё производство сей работы с отменным любопытством, не мог всеми выдуманными к тому орудиями и пособиями довольно налюбоваться», — писал будущий знаменитый российский агроном.

Наверное, Елизавете Петровне портрет работы неизвестного в те времена поручика понравился. И в апреле 1759 началась чеканка серебряных монет. Однако вскоре после отправки образцов в Кенигсберге обратили внимание на то, что на монетах номиналом в 2, 6 и 18 грошей в титуле императрицы пропущены буквы D.G. (Б.М.), т.е. «божьей милостью».

Ошибку исправили, но не уведомили об этом Москву, что привело впоследствии к крупному скандалу. Как только первая партия московских монет была получена в армии, из Пруссии поступил тревожный сигнал. Командующий русской армией А.Б. Бутурлин. пишет Елизавете, что в армии отказываются принимать эти серебряные монеты из-за меньшего размера и неправильной надписи: ЕLISABETA I (без D.G.). Бутурлин одновременно поставил об этом в известность губернатора Восточной Пруссии В. И. Суворова, который немедленно дал секретное задание кенигсбергскому минцмейстеру Цитеману проверить пробу и вес присланных монет. Цитеман удостоверил качество монет, чеканенных в Москве, отметив, что они отличаются от кенигсбергских меньшим диаметром и цветом якобы из-за недостаточной сушки и чистки кружков перед чеканкой.

Расследованием инцидента занялся Сенат. При сличении серебряных монет, отчеканенных в Москве, с образцами, присланными из Кенигсберга, естественно, оказалось, что надписи на них идентичны и отличаются только диаметром. Тогда Сенат стал искать виновников в Кенигсберге и потребовал от В. И. Суворова объяснения причин перемены надписей на кенигсбергских монетах, но ответить на этот вопрос Суворов не cмог и в своем рапорте в Сенат сообщил, что в делах, относящихся к чеканке серебряных монет для Пруссии, никаких данных, разъясняющих этот вопрос, нет.

Принадлежность монетному двору шестигрошовика 1762 года вызывают дискуссии среди специалистов. Часть ведущих каталогов русских монет относят его к Красному МД (Москва). Василий Васильевич Уздеников обходит эту тему, утверждая, что с 1761 года чеканка производилась и на Красном и на Кенигсбергском МД. Нам представляется более логичным, что чеканка производилась на Кенигсбергском МД. В пользу этой версии говорит то, что до Кенигсберга информация о смерти императрицы могла дойти с гораздо большей задержкой, чем до Москвы. Начертание цифры «6» в дате, также более характерно для монет, чеканенных в Кенигсберге.

Существует вполне правдоподобная версия, что сам Фридрих II давал указания чеканить фальшивки, чтобы внести смуту в денежные отношения на территории, которая так охотно встречала своих завоевателей, что преподнесла российскому командующему символический ключ от города. Этого Фридрих простить не мог и, по преданию, терпеть не мог Кенигсберг.

Тем не менее, именно российские монеты, отличающиеся повышенным содержанием серебра, по сравнению с прусскими, шли на ура в городе, в котором такие мистические «сшибки» времен, императоров, государств — обычное дело.

Жители бывшего Кенигсберга утверждают, что старые крепости и дома города переполнены привидениями, фантомами и химерами. А некоторые подозревают, что таинственные явления связаны именно с машиной времени, которую в Кенигсберге (Калининграде) ищут давно и до сих пор. И есть мнение, что небезуспешно. Мало того, ее местонахождение якобы было зашифровано в руническом послании в железной вязи древних ворот, но ключ к разгадке эсэсовцы, покидая город, из ворот выломали. Так Кенигсберг во второй раз стал «русским».

Город издавна известен как центр оккультизма и разного рода мистических учений. В частности, знаменитый писатель Эрнст Теодор Амадей Гофман, живший здесь, был величайшим мистиком своего времени. Уже с момента основания города в нем существовали тайные школы колдовства. Люди, изучающие паранормальные явления, предполагают, что остров Кнайпхоф, он же остров Канта — портал, откуда люди переносятся в параллельные миры. И кто знает, может по ночам выходит из своего склепа знаменитый Иммануил Кант и позвякивает нашими загадочными шестигрошовиками. Ведь он тоже приносил присягу Елизавете Петровне. Пожалуй, только многомудрому Канту и под силу объяснить все хитросплетения в судьбе этой монеты.


Оцените заметку

Средняя оценка (14)

тэги: аукционы, русские монеты