Z

X
Аукцион 89
Лоты 241, 242, 244, 268, 272

Платиновая монета

Выдержки из статьи известного русского историка Павла Павловича фон Винклера (1866 — ок.1937), посвященной русским платиновым монетам.

Платиновая монета
П. фонъ-Винклеръ. «Из исторіи монетнаго дела в Россіи»
СПб: Типографія П.П.Сойкина, 1897, с. 95-115

Въ 1822 году, на частныхъ Нижнетагильскихъ пріискахъ, была открыта платиновая руда. Вскорѣ это открытіе повторилось и на казенныхъ Гороблагодатскихъ, и къ 1827 г. на С.-Петербургскомъ монетномъ дворѣ скопилось до 11 пудовъ чистой платины.

Чтобы найти вѣрный сбытъ этому металлу, добыча котораго съ каждымъ годомъ обѣщала возрастать, а вмѣстѣ съ тѣмъ доставить и государству значительный доходъ, бывшему тогда министромъ финансовъ, графу Егору Францовичу Канкрину, пришла мысль чеканить изъ платины монету. Мысль эта была одобрена Императоромъ, причемъ Николай Павловичъ выразилъ желаніе, чтобъ было запрошено мнѣніе компетентныхъ лицъ о монетѣ изъ этого металла. За рѣшеніемъ вопроса графъ Канкринъ обратился, къ знаменитому ученому Александру Гумбольдту, съ которымъ онъ уже раньше находился въ перепискѣ и пользовался совѣтами по разнымъ вопросамъ относительно управленія финансами. Препроводивъ Гумбольдту, черезъ графа Алопеуса, 1½ фунта платины, министръ, письмомъ отъ 15 августа 1827 года, просилъ его совѣта въ этомъ дѣлѣ1.

Главнѣйшія причины неудобства чеканки монеты изъ платины состояли въ затрудненіи для непривычнаго глаза отличить ее отъ серебра, въ неопредѣленной цѣнности ея на рынкахъ и въ крайне сложныхъ химическихъ процессахъ при очищеніи платины передъ чеканкой.

Канкринъ писалъ Гумбольдту, что думаетъ придать монетѣ величину полтинника, съ совершенно отличной отъ него чеканкой, при двойномъ сравнительно съ нимъ вѣсѣ — въ 4 золот. 8214/25 долей и цѣною въ 582½ коп. сер., а съ издержками чекана въ 17½ к.=6-ти рублямъ. Но такъ какъ число 6 не подходило къ десятичному дѣленію нашей монетной системы, то, вмѣсто монеты въ 4 зол. 82 дол., чеканить половиннаго вѣса — въ 2 зол. 41 дол. и приравнять ее къ червонцу, который обращается въ торговлѣ по цѣнѣ 3 руб., хотя стоитъ 2 руб. 85 к.; если бы цѣна эта показалась слишкомъ высокой, то Канкринъ считалъ возможнымъ уменьшить ее такъ, чтобы монета въ 4 зол. 82 д. стоила 488 коп. сереб., а съ 12 к. на издержки чекана ровно 5 руб. При этомъ онъ прибавлялъ, что золотникъ платины съ промывкой, очисткой ипр. обходится въ 67 к., слѣдовательно 4 з. 82 дол. стоили казнѣ 385 к.; остальное составляло ея прибыль.

Не ожидая отвѣта отъ Гумбольдта, министръ, 8 марта 1828 г., предписалъ Департаменту Горныхъ и Соляныхъ дѣлъ приготовить штемпеля для 3-хъ руб. платиновой монеты съ обозначеніемъ вѣса ея въ 2 зол. 41 дол. Департаментъ немедленно возложилъ эту работу на вардейна монетнаго двора Эллерса, къ которому и доставленъ былъ рисунокъ; по утвержденію министромъ оловянныхъ слѣпковъ со штемпелей, приказано изготовить новую платиновую монету въ количествѣ нѣсколькихъ десятковъ штукъ, но безъ огласки, до полученія окончательнаго отвѣта отъ Гумбольдта2.

Сверхъ ожиданій, Гумбольдтъ высказался противъ введенія такой монеты. По собраннымъ имъ свѣдѣніямъ оказалось, что цѣны платины были крайне непостоянны; такъ, въ 1822 г. цѣна металла была — три талера за лотъ, въ 1825—7 и 8 талеровъ, а въ 1827 г. цѣна опять упала до пяти талеровъ. При томъ платина не имѣла практическаго примѣненія, такъ что скопленіе такой тяжелой монеты въ банкѣ или на монетномъ дворѣ было бы только обремененіемъ. Поэтому Гумбольдтъ совѣтовалъ, если желаютъ дать сбытъ металлу, то дѣлать изъ него знаки отличія, медали, ордена и проч.

Но подобные предметы, сдѣланные изъ платины, имѣютъ грубый и некрасивый видъ.

Мнѣніе Гумбольдта не поколебало Канкрина; ему удалось получить Высочайшее соизволеніе на выпускъ платиновой монеты, и 24-го апрѣля 1828 года обнародованъ «Именной указъ о чеканкѣ умѣреннаго количества платиновой монеты» съ разрѣшеніемъ принимать ее въ платежахъ по добровольному согласію, вывозить за границу и передѣлывать въ издѣлія. Монету дѣлать изъ казеннаго металла, а заводчикамъ, за приносимую собственную платину, отпускать монетою, вычитая потерю при очищеніи и передѣльные расходы3. Поддѣлка монеты подлежала тѣмъ же узаконеніямъ, какъ и монеты изъ другихъ металловъ.

Новая монета была выпущена цѣною въ три рубля. На лицевой сторонѣ ея помѣщенъ государственный гербъ, а на оборотной — 3 рубля на серебро, годъ и буквы С.П.Б., и круговая надпись: 2 зол. 41 доля чистой уральской платины. Гуртъ рубчатый. Цѣна ея принята впятеро противъ чистаго серебра, а величина — какъ серебряный четвертакъ.

На другой день по выходѣ указа, гр. Канкринъ послалъ Гумбольдту письмо, въ которомъ «поставлялъ себѣ за особое удовольствіе — препроводить ему одинъ изъ этихъ бѣлыхъ червонцевъ»...

Выдѣлка монеты должна была производиться подъ непосредственной отвѣтственностью вардейна монетнаго двора Эллерса и исправляющаго должность оберъ-бергъ-пробирера Соболевскаго, въ соединенной лабораторіи департамента горныхъ и соляныхъ дѣлъ и горнаго корпуса.

Чеканка платины была крайне затруднительна и медленна, такъ что въ недѣлю можно было очистить сырой платины не болѣе трехъ пудовъ, изъ которыхъ выходило чистого металла два пуда, а кружковъ монеты получалось 2200 и около 30 фунт. обрѣзковъ. Очищеніе сырой платины и приведеніе ея въ ковкое состояніе производилось въ лабораторіи, а всѣ другія работы — на монетномъ дворѣ.

Сырую платину растворяли въ царской водкѣ, нагрѣвали до окончанія разложенія, потомъ, остудивъ, сливали, выпаривали до густоты сиропа и прибавляли нашатыря. Такимъ образомъ получалась нашатырная платина въ видѣ желтаго порошка, который промывали до трехъ разъ, высушивали и прокаливали и получали губчатую платину, которую прессовали, проковывали и затѣмъ плющили въ полосы. Для работъ необходимо было въ лабораторіи три комнаты. Передѣлъ платины въ монету, плющеніе полосъ, прорѣзка изъ полосъ кружковъ, браковка, вѣсъ и счетъ монеты происходили на монетномъ дворѣ. Опилки и оставшійся соръ отправляли опять въ лабораторію, гдѣ ихъ подвергали тѣмъ же манипуляціямъ, какъ и сырую платину. При работахъ велись шнуровыя книги, въ которыя приходъ записывался по лабораторіи, а расходъ по монетному двору, съ означеніемъ содержанія чистой платины и цѣны. Кромѣ того имѣлся особый журналъ, въ который вписывалось ежедневно все относящееся до производства — какъто: матеріалъ, число рабочихъ и прочіе расходы. Шнуровыя книги и журналъ сдавались за подписью и печатью департамента горныхъ и соляныхъ дѣлъ.

Цѣна чистой платины выводилась изъ цѣны монеты безъ вычета расхода на очистку и передѣлъ и была 1 р. 23141/233 к. за золотникъ; очистка стоила 30 коп. мѣдью или около 6½ процен. на золотн. чистой платины, а передѣльные расходы должны были опредѣлиться изъ дѣйствительныхъ опытовъ. Примѣрное исчисленіе этихъ опытовъ доказало, что передѣльный расходъ простирается до 26/10 проц. на кружокъ или до 12 коп. мѣдью на золотникъ. По первой цѣнѣ записывалась чистая платина во всѣхъ видахъ, а вторая устанавливалась при отпускѣ заводчикамъ платиновой монеты въ обмѣнъ на сырую и для отпуска потребной суммы на очистку и передѣлъ платины.

Ремедіумъ или терпимость въ вѣсѣ установлена была въ 1/300 вѣса на кружокъ (т. е. по одной копѣйкѣ сер. болѣе или менѣе), а на тысячу кружковъ по 1/100, что составляетъ одинъ кружокъ болѣе или менѣе опредѣленнаго вѣса. А приравнивая этотъ ремедіумъ къ золотому, на кружокъ котораго полагалось по 1 доли, можно было уменьшить платиновый, на кружокъ до 1/33 вѣса, тѣмъ болѣе, что количество новой монеты было на первый разъ не велико. Сдача платиновой монеты въ казначейство производилась счетомъ и вѣсомъ въ мѣшкахъ, въ каждомъ по тысячѣ кружковъ, — въ порядкѣ, установленномъ для золотой и серебряной монеты4.

Дневной расходъ по платиновому передѣлу былъ слѣдующій.

Въ день проплющивалось на одномъ стану 1 пудъ платины — получалось 1000 кружковъ, вѣсомъ 27 фунтовъ. Изъ этого числа бракованныхъ приходилось по 20-ти на 100. Слѣдовательно, годныхъ получалось 8оо кружковъ.

Всѣ расходы по выдѣлкѣ этихъ кружковъ, раздѣляются на три группы: 1) расходы на машины и матеріалъ; 2) на работу и 3) на штемпеля и притирку.

[...]

1 пудъ передѣла чистой платины въ день требовалъ расхода 230 р. 40 к.

Такимъ образомъ выдѣлывалось 800 кружковъ платиновой монеты цѣною на 2,400 р. сер. или 8,928 р. ассигнаціями.

[...]

По этимъ расходамъ, каждый золотникъ очищенной платины въ монетныхъ кружкахъ обходился въ 28 коп.

Въ это время французскій уроженецъ La Bonté предлагалъ нашему правительству устроить платиновый передѣлъ за 160,000 руб., но предложеніе это было отклонено.

Смѣта стоимости чеканки монеты была передана на разсмотрѣніе Комитета Министровъ, который постановилъ, 25 мая 1828 года:

1) Суммы, необходимыя на расходы по очищенію платины и выдѣлкѣ изъ нея монеты, заимствовать изъ оборотнаго капитала.

2) Посторонніе металлы: иридій, осьмій, палладій, мѣдь, желѣзо, а иногда серебро и золото которые остаются въ промывныхъ водахъ, собирать и хранить особо; опилки и обрѣзки, полученные при передѣлкѣ, свѣшивать, класть въ особый ящикъ, съ приложеніемъ къ нему печати, и оставлять на монетномъ дворѣ до накопленія въ достаточномъ количествѣ для переработки.

3) Отъ частныхъ лицъ, при ихъ повѣренныхъ, принимать платину, содержащую въ ста фунтахъ не менѣе 70 проц. чистой. Изъ этого количества удерживать, за потерю металла при передѣлкѣ, 35½ золотниковъ; принимая за норму содержанія въ ста фунтахъ всего лишь 70 ф. чистой платины, на сто фунтовъ платины выдавалось монеты 69 фун. 60½ зол. или 2,754 кружка платиновой монеты. Затѣмъ взыскивали ассигнаціями: а) за очищеніе платины и проковку ея въ полосы по 70 к. съ кружка — всего 1,927 р. 86 коп.; за передѣлъ въ монету по 28 коп. съ кружка — всего 771 р. 12 к. Итого — 2,698 руб. 92 коп. ассигнаціями5.

Кромѣ того, для опредѣленія надлежащей пробы, постановлено, при пріемѣ каждой партіи сырой платины, отвѣшивать по десяти золотниковъ для пробы, а въ случаѣ нужды и контръпробы, которые доставлять въ соединенную лабораторію, за печатями монетнаго двора и оберъбергъ-пробирера. Для удаленія всякаго сомнѣнія на счетъ вѣрности вѣса, заготовить при монетномъ дворѣ два экземпляра вѣсовыхъ гирь, совершенно сходныхъ — одинъ для лабораторіи, а другой для монетнаго двора.

22 іюня 1829 года былъ данъ Высочайшій указъ Сенату, и распубликованъ 14 августа, о принятіи въ казенныхъ мѣстахъ платиновой монеты по узаконенной цѣнѣ6.

Платиновые трехрублевики или платинники принимались довольно охотно, отчасти быть можетъ изъ-за новизны. Трудность чеканки, а также желаніе выпустить на большую сумму монеты, побудили министра представить Государю Императору докладъ (30 сентября 1829 г.) о приготовленіи двойныхъ платинниковъ или 6-ти рублевиковъ. Рисунокъ, сдѣланный надворнымъ совѣтникомъ Рейхелемъ, былъ одобренъ Императоромъ. Типъ монеты оставался тотъ же. На лицевой сторонѣ гербъ, а на оборотной — 6 рублей на серебро, годъ и буквы С.П.Б., съ надписью вокругъ: — 4 зол. 82 доли чистой уралъской платины. Ребро рубчатое. Величиной шести-рублевикъ былъ съ серебряный полтинникъ7. 30 ноября 1829 г. данъ Сенату именной указъ, о томъ, что шести-рублевая монета должна быть принята въ обращеніе, на томъ же основаніи, какъ и трехрублевая.

Въ слѣдующемъ (1830 г.) министръ финансовъ подалъ всеподданнѣйшій докладъ о приготовленіи платиновой монеты 12-ти рублеваго достоинства (квадрупль). Для изготовленія рисунковъ ея, а также для улучшенія медальернаго искусства, былъ приглашенъ черезъ графа Алопеуса прусскій медальеръ Губе. Двѣнадцатирублевикъ былъ того же типа, какъ и предъидущія монеты, но содержалъ 9 золот. 68 долей чистой платины. Такимъ образомъ въ обращеніе была введена платиновая монета трехъ цѣнностей8.

Въ томъ же году, Именнымъ указомъ было дозволено вывозить за-границу безпошлинно золотую, серебряную и платиновую монету россійскаго чекана, не свыше 100 рублей безъ всякаго объявленія, до 2,000 руб. — съ словеснымъ, а выше того — съ письменнымъ объявленіемъ. Если же суммы, подлежащія словесному или письменному объявленію, провозились тайно, черезъ таможни, то взыскивался штрафъ по 10 процентовъ; въ случаѣ же провоза мимо таможенъ — по 25 процентовъ, не исключая и дозволенныхъ, безъ объявленій, 100 рублей. Штрафъ выдавался въ награду открывателямъ. Если русская монета найдена была съ контрабандою, то, кромѣ штрафа, остальное взыскивалось, какъ пеня9.

Высочайшими указами 11-го декабря 1830 г., 5-го января 1831 г. и 10-го мая 1833 г. былъ вновь разрѣшенъ пріемъ звонкой монеты во всѣ подати и платежи, кромѣ откупныхъ и долговыхъ по Пермской губерніи и землѣ войска Донскаго, причемъ повелѣно принимать монету серебряную и платиновую по курсу серебрянаго рубля, въ три рубля 60 коп., а золотую въ 3 р. 75 коп. ассигнаціями10.

Платиновая монета не встрѣчала препятствій при платежахъ, принималась довольно охотно и вѣроятно впослѣдствіи заняла бы среднее мѣсто между серебряной и золотой монетой, какъ вдругъ явились обстоятельства, которыя нанесли роковой ударъ этой монетѣ.

Въ 1843 году одинъ изъ опекуновъ малолѣтняго Демидова, князь Волконскій, заявилъ, что добыча платины, внѣ Россійской имперіи, сократилась до 3-хъ пудовъ, и потому нужно открыть продажу ея въ Лондонѣ и Парижѣ по установленной правительствомъ цѣнѣ. Но добыча платины и у насъ къ этому времени значительно сократилась. И вотъ возникъ вопросъ, не слѣдуетъ ли въ виду этого совсѣмъ прекратить чеканку платиновой монеты? Однако, прежде чѣмъ окончательно рѣшить его, было постановлено, сдѣлать годичный или двухгодичный опытъ, а потому продолжать чеканить платиновую монету, но только въ такомъ количествѣ, чтобъ удовлетворить въ свое время заводчиковъ за металлъ, добытый ими до 1-го апрѣля 1844 г., объявивъ имъ секретно, что продажа платины, добываемой послѣ 1-го апрѣля, не можегъ быть принята здѣсь или заграницей, впредь до окончательныхъ мѣропріятій. До того же времени позволялось ввозить и вывозить платину на основаніи прежнихъ положеній, но наблюдать за количествомъ ввозимой и вывозимой платиновой монеты; при этомъ секретно объявлялось по таможнямъ, что если у провозителя окажется 50 штукъ монетъ и болѣе, оставлять ее въ таможнѣ подъ какимъ-нибудь благовиднымъ предлогомъ и отправлять на монетный дворъ для испытанія. Это дѣлалось для того, чтобы узнать, не существуетъ ли платиновая монета иностраннаго чекана. По смѣтамъ таможенъ съ 1840 по 1844 гг. значилось платины и монеты вообще: вывозъ — на 167,745 р., а ввозъ — 49,585 р., слѣдовательно вывозъ болѣе ввоза на 118,160 рублей. Министерству финансовъ предложено собрать вѣрныя свѣдѣнія о количествѣ платины, внѣ имперіи добытой и впредь ожидаемой, о цѣнѣ и сбытѣ ея въ Англіи, Франціи и Гамбургѣ, а въ видѣ опыта послать за границу отъ 20 до 30 пуд. платины очищеннойи частью сырой на продажу11. Но 16 февраля 1845 года12 воспрещенъ вывозъ платиновой монеты заграницу. Ввозъ таковой оставленъ свободнымъ въ продолженіе 4-хъ мѣсяцевъ. Съ вывозимой платины во всѣхъ видахъ по европейской и азіатской границамъ, черезъ первоклассныя таможни повелѣно взимать пошлину по 50 коп. сер. съ золотника, привозъ же платины во всѣхъ видахъ воспретить. Боязнь поддѣлки платиновой монеты, настолько пугала министра финансовъ Вронченко, что онъ исходатайствовалъ о совершенномъ прекращеніи чеканки платиновой монеты, на что и послѣдовалъ Высочайшій указъ отъ 22 іюня 1845 года. По этому указу1, повелѣно учредить во всѣхъ казначействахъ обмѣнъ ея, въ теченіе шести мѣсяцевъ, на золотую и серебряную. По истеченіи же указаннаго срока не принимать платиновой монеты какъ въ казенныхъ платежахъ, такъ и для обмѣна; частнымъ лицамъ не воспрещалось платить ею при торговыхъ сдѣлкахъ между собою, по добровольному на то соглашенію.

Въ это время на всѣхъ европейскихъ рынкахъ цѣна платины понизилась и потому изъятіе всей выпущенной монеты изъ обращенія было очень затруднительно для государственнаго казначейства, почему и явилось предположеніе постепеннаго изъятія монетъ изъ обращенія, ежегодно въ такой суммѣ, которая окажется возможной по смѣтамъ государственнаго казначейства, или же всю вычеканную монету оставить въ обращеніи, пока она не будетъ встрѣчать въ публикѣ затрудненій. Но министръ нашелъ, что необходимо и полезно принять окончательную мѣру, такъ какъ подобное предложеніе не соотвѣствуетъ общимъ основаніямъ нашей денежной системы; такъ платиновая монета не допущена къ пріему въ кредитную экспедицію наравнѣ съ золотой и серебряной и поэтому найдутся злонамѣренные люди, которые воспользуются разностью въ цѣнѣ монеты и самаго металла и станутъ ее поддѣлывать, и тогда казна понесетъ большую потерю. Поэтому и рѣшено прекратить чеканъ платиновой монеты, а въ департаментъ государственнаго казначейства доставить точное свѣдѣніе о количествѣ платиновой монеты каждаго достоинства, выпущенной монетнымъ дворомъ14.

Оказалось, что въ теченіе 18-ти лѣтъ (съ 1828 по 1845 гг.) платиновой монеты было выпущено: въ 3 руб. — на 4.121,073, въ 6 руб. — 89,082, въ 12 руб. — 41,688 руб., всего на 4.251,843 р.15. По годамъ же чеканка была слѣдующая:

Года. Трехруб-
левики.
Шести-
рублевики.
Двѣнадцати-
рублев.
Всего.
1828 60,069 р. — р. — р. 60,069 р.
182916 130,347 » 4,968 » — » 135,З15 »
1830 318,078 » 51,660 » 1,428 » 371,166 »
1831 259,500 » 16,704 » 17,556 » 293,760 »
1832 197,301 » 9,012 » 13,224 » 219,537 »
1833 253,620 » 1,812 » 3,060 » 258,492 »
1834 272,916 » 66 » 132 » 273,114 »
1835 415,512 » 642 » 1,524 » 417,678 »
1836 131,256 » 66 » 132 » 131,454 »
1837 138,909 » 1,518 » 636 » 141,063 »
1838 45,536 » 72 » 144 » 45,752 »
1839 6 » 12 » 24 » 42 »
1840 3 » 6 » 12 » 21 »
1841 50,763 » 1,020 » 900 » 52,683 »
1842 436,734 » 726 » 1,380 » 438,840 »
1843 517,005 » 762 » 1,464 » 519,231 »
1844 643,512 » 24 » 48 » 643,584 »
1845 150,006 » 12 » 24 » 150,042 »
  4.121,073 р. 89,082 р. 41,688 р. 4.251,843 »

Въ моментъ изъятія изъ обращенія платиновой монеты, финансы наши находились далеко не въ блестящемъ положеніи. Причины этого заключались въ непрестанныхъ войнахъ — сначала въ долгихъ Наполеоновскихъ, Персидской и Турецкой, а затѣмъ въ Польской кампаніи. Послѣдующіе годы не помогли улучшенію финансовъ, такъ какъ постоянно возрасталъ военный бюджетъ, да и кромѣ того пришлось сдѣлать 130-ти милліонный заемъ для покрытія расходовъ по постройкѣ Николаевской желѣзной дороги, обошедшейся правительству по 217,000 руб. за 1 версту! Все это привело къ тому, что къ 1848 г. государственный долгъ возросъ до громадной суммы 828 милліоновъ руб.

[...]

Съ прекращеніемъ чеканки монеты платиновая промышленность дѣйствительно пришла въ упадокъ: на пріискахъ, гдѣ раньше добывалась ежегодно до 100 и болѣе пудовъ, добыча платины стала производиться только попутно съ золотомъ, почему и поступавшая въ казну узаконенная подать — 10% натурою — была весьма незначительна. Къ 1859 году на монетномъ дворѣ имѣлось платины въ монетѣ — 445 пудовъ 4 ф. 4 зол. 71 доля, по нарицательной цѣнѣ на 2.118,678 руб., и 452 п. 18 ф. 85 зол. 50 долей въ другихъ видахъ. Со времени открытія платины въ Россіи (1822 году) по 1845 годъ ея добыто:

На казенныхъ заводахъ 39 пуд. 3 фун. 90 зол. 64 дол.
» частныхъ » 2,683 » 31 » 50 » 13 »
Всего 2,722 пуд. 35 фун. 43 зол. 77 дол.

Изъ этого числа, какъ мы видѣли выше, въ 1859 году на монетномъ дворѣ имѣлось платины:

Въ монетѣ 445 пуд. 4 фун. 4 зол. 71 дол.
На другихъ видахъ 452 » 18 » 85 » 50 »
Всего 897 пуд. 21 фун. 90 зол. 25 дол.

Съ 1845 года было нѣсколько продажъ этого металла по нижеслѣдующимъ цѣнамъ:

1846 по 1850 за пудъ отъ 3,191 р. до 3,603 р.
» 1850 » 1853 » » » 3,191 » » 3,200 »
» 1853 » 1857 » » « 3,191 » » 3,400 »

Въ 1857 г. парижскому фабриканту Кеннесену — по 3,150 р, за пудъ — 40 пуд. по Высочайшему повелѣнію.

Въ 1859 г. иностранному мастеру Генту по 3,250 р. за пудъ 30 пуд. — ф.

Въ 1859 г. банкирамъ Штиглицу и К° по 3,400 р. за пудъ 30 пуд. — ф.

Въ 1860 г. банкирамъ Штиглицу и К° по 3,300 р. за пудъ 20 ф.

[...]

 

1 А. С....Й: «Александръ фонь-Гумбольтъ въ Россіи и послѣдніе его труды». Вѣстникь Европы 1871 г. т. IV.

�2 Арх. Д-та Гос. Казнач. Монет. Отд., дѣло № 2235.

3 П. С. З. № 1987.

4 Арх. Д-та Госуд. Каз. Монет. Отд., дѣло 2235.

5 Арх. Департамента Гос. Казнач. Монет. Отд., дѣло № 2235. П. П. С. З. № 2065.

6 П. П. С. 3. № 3038.

7 Арх. Департамента Гос. Казн. Монетн. Отд., дѣло № 164.

8 Арх. Департамента Гос. Казн. Монетн. Отд., дѣло № 1690.

9 П. П. С. З. № 3974.

10 П. П. С. З. № 6256.

11 Арх. Д-та Гос. Казнач. Монет. Отд., дѣло № 2427.

12 П. П. С. З. № 18745.

13 П. П. С. З. № 19121.

14 Арх. Д-та Гос. Казнач. Монет. Отд., дѣло № 2427.

15 В. Кн. Георгій Михаиловичъ. — Монеты царствованія Императора Николая І-го.

16 Въ этомъ году выбитъ одинъ шестирублевикъ полтинниковыми штемпелями. Но сохранился ли этотъ курьезный экземпляръ — неизвѣстно.


Оцените заметку

Средняя оценка (36)

тэги: аукционы, русские монеты, технология